onreal (onreal) wrote,
onreal
onreal

Прощай, оружие

Завоевать уважение операторов сложно. Это действительно титаническая задача. Кто работал в новостях, тот поймет. Но есть один секрет. Нужно максимально облегчить операторам работу. Разумеется, мы все были бы этому рады. Но лишь человек, который каждый день носит на себе несколько килограммов железа может по-настоящему это оценить. В тот раз облегчить работу наших операторов мне весьма удалось.

Во время операции российских войск в Сирии Минобороны устраивало брифинги по два раза на дню. На них съезжались все каналы. Отчеты, сколько целей поразили. Сколько баз боевиков уничтожено. Графики, видео, взрывы на экране. По всему получалось - российское оружие - самое точное в мире. Ну и попутно разоблачались англоязычные враги, очерняющие российскую армию. Почему-то некоторые писали, что российские ракеты иногда попадают не в левый глаз террориста, а в госпиталь. Явно с умыслом писали. На непонятных видео со взрывами демонстрировали, что это не госпиталь, а тот самый глаз террориста. Просто там, в смысле в США или Англии, непрофессионалы, и вообще дураки.

Так случилось, что я первый раз приехал в Генштаб. Пожалуй, одно из немногих оставшихся заповедных для меня мест в Москве. И я не знал, какие у них там правила. Может, честь надо отдавать всем старшим по званию. А мне кланяться, так как я вообще не служил. И поначалу все шло мирно. Не считая взрывов на экранах. Но после всех этих видео и разоблачения козней американцев официальный представитель Минобороны генерал-майор Игорь Конашенков спросил, есть ли у кого-то вопросы. Все журналисты опытные, промолчали. И только я, по недомыслию, глупости и отсутствию опыта решился задать вопрос.

Я иногда готовлюсь к съемкам, поэтому утром прочитал в официальных российских агентствах, что российское и американское командование встречались. Обсуждали, как им делить небо над Сирией. Но о результате переговоров не было известно ничего. Собственно, об этом я и спросил генерал-майора Игоря Конашенкова. Удалось ли им о чем-то договориться, и как они будут делить это самое небо. То, что небо не пирог, я и сам знаю. Но, мне казалось, смысл понятен. Когда в воздухе летает несколько самолетов разных марок, разных стран и разных позывных, им надо как-то координировать свои действия. Иначе эти самолеты могут неожиданно повстречаться. Но, видимо, я не учел, где нахожусь.

Как я понял, на этих брифингах вообще не принято задавать вопросы. В строю о вопросах вообще речи быть не может. А тут камеры в один ряд выстроились. Ну чем не строй? Поэтому генерал-майор завращал глазами. Оторвался от бумажки, по которой он зачитывал свое сообщение. Спросил, слушал ли я, о чем он говорил до этого. И после моего кивка сообщил, что я ничего не понял, и вообще задал неправильный с армейской точки зрения вопрос.

Ну а потом мы в комнате для прессы собирали оборудование. Потом зашли сотрудники пресс-службы. Кажется, у кого-то из них были красные щеки. И красные щеки сообщили, что РБК в Минобороны входа больше нет. Потом ко мне еще подходил генерал-майор Конашенков. И еще раз объяснял, что я был не прав. И вопрос сформулировал некорректно. Правда, не пояснил, действительно ли нам в Генштаб после этого вход заказан. Ну да это и не его уровень, он все же генерал.

Мы больше не ездили в Минобороны. Я, после того, как мы вернулись, рассказал обо всем руководству. Руководство улыбнулось. А операторский отдел просто возликовал. Операторы наперебой просили, чтобы я тут же съездил в Госдуму. И в Совет Федерации. И там задал пару некомпетеных вопросов. Пару - ну это чтобы наверняка.

Я бы не вспомнил об этой истории, если бы не свежая новость. Со ссылкой на Минобороны. В министерстве сообщили, что в Сирии сбили российский вертолет МИ-35. Два члена экипажа погибли. Погибли люди, которые служили этому самому ведомству. И служили честно. К тому же, в отличие от меня, не задавали глупых вопросов. Так вот, в своем пресс-релизе сотрудники министерства обороны пишут, что "по имеющимся данным, террористы использовали американский TOW". Я больше десяти лет работаю в новостях, но еще ни разу не встречал, чтобы так прицельно указывали, где изобрели то или иное оружие. Это все-равно, что сказать, - во время первой чеченской войны боевики постоянно использовали российский "калашников". Оружие есть оружие. Как и у убийц, национальности у него нет.

За последние несколько лет мы как-то уже привыкли к российской пропаганде. Американцы, англичане, украинцы, грузины, турки, кажется, нет на земле национальности, которые не желают нам зла. Но здесь погибли люди. У которых есть жены, матери и сестры. А вы в своем пресс-релизе акцентируете внимание на том, что их сбили именно американской ракетой. Я бы хотел думать, что это глупость и недоразумение. Но, к сожалению, я был на вашем брифинге, на котором вы четко обозначили всех ваших англоязычных врагов. И да, у меня есть свидетели. Ну, если вы захотите подать на меня в суд за клевету. Учтите, после этого случая операторы за меня горой. Избавиться от двух поездок в день на Фрунзенскую набережную - это не пустяк.
Tags: статьи
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments