onreal (onreal) wrote,
onreal
onreal

Стояние на фонтане



250 задержанных, несколько пострадавших, перекрытые дороги, разбитые камеры. После мирных собраний на Болотной площади и проспекте Сахарова казалось, что Москва уже с этим не столкнется. Но слухи о том, что полиция получила приказ действовать предельно жестко, похоже, получил свое подтверждение. "Пушкинская" стала той лакмусовой бумажкой, что показала истинные намерения обеих сторон и вывела противостояние оппозиции и власти на новый уровень. Или, быть может, вернула на старый.


Начиналась эта протестная акция, впрочем, довольно мирно. Все такие же добрые лица, все так же с плакатами в руках.





Правда, риторика некоторых плакатов стала более радикальной. Да и сверкающих и радостных глаз как-то поубавилось.



Когда я проходил через рамку металлодетектора и кордон полицейских, по традиции пришлось открывать и показывать содержимое сумки. В ней у меня лежал журнал "Русский репортер", диктофон и маленькая бутылочка воды. "С водой нельзя", - строго сказал сотрудник в форме. Это было что-то новое, но спорить желания не было. Тем более, что за мной у рамки перетаптывалось с ноги на ногу еще несколько человек, пришедших на митинг.

На подобных акциях всегда сложно оценить число участников. По данным МВД, в протестном митинге приняли участие 14 тысяч человек. Некоторые называли цифру в 25 тысяч.  Не исключено, что истина как всегда - где-то посередине.



Активисты раздавали белые ленточки всем желающим.



Над людским потоком виднелись флаги "Солидарности", "Яблока" и "Демвыбора". Чуть поодаль стояли то ли националисты, то ли монархисты с имперским флагом. Старательно позировали фотографам члены "Пиратской партии".



Пробиться к сцене не было практически никакой возможности - люди стояли очень плотно. С трибуны друг за другом выступали Владимир Рыжков, Татьяна Лазарева, Сергей Митрохин и Сергей Удальцов. Последний заявил, что не уйдет с площади, пока свой пост не покинет Владимир Путин. Выступил и набравший почти 8% на президентских выборах Михаил Прохоров.



"Как-то мало людей", - жаловался случайным знакомым худощавый молодой человек в пальто. И тут же успокаивал сам себя: "Все-таки рабочий день, 10-го числа наверняка придет больше народа".



Постепенно темнело, но никто не расходился. На площади было много молодежи, но немало и пожилых людей.



У бывшей редакции газеты "Известия" расположились птс-ки коллег с телевидения. Журналисты писали прямые включения на фоне протестующих. Некоторые (можно предположить, с каких каналов), рассказывали о трудностях, которые эта акция породила для пешеходов и автомобилистов в час пик. Какой-то мужчина, проходивший мимо, громко прокричал "Высурковскаяпропаганда!"



Одним из последних выступил Алексей Навальный. После этого митинг объявили оконченным. Но самое интересное на самом деле только начиналось. Большинство участников акции действительно двинулись в сторону метро, унося с собой плакаты.



Меня вынесло с потоком людей, направлявшихся домой, но я все же сумел вернуться. И тут же увидел первых задержанных.



Что это были за люди и за что их задерживали, было непонятно. Остальные сотрудники не проявляли никакой агрессии и никого не разгоняли. Пока что.



На площади, тем временем, остались больше тысячи человек. Протестующие и журналисты окружили Сергея Удальцова, который решил сдержать свое обещание, забрался на фонтан и пообещал, что установит здесь палатку. Вскоре к нему присоединился Алексей Навальный. "Раз вы остаетесь, то и я остаюсь", - объявил он присутствующим. Через пару минут на фонтан взобрался и депутат Илья Пономарев, который прокричал, что здесь проводится встреча с народным избранником, и по закону никого из участников этой встречи задерживать не имеют права.



Частично опустевшая площадь обнажила следы народного творчества.



Еще некоторое время организаторы спокойно выступали из жерла фонтана, перемежая свои выступления лозунгами и кричалками. Всеобщую идиллию нарушил отряд ОМОНа, который решительно вторгся на площадь и встал поблизости. Под фонарями заблестело несколько десятков касок.



"Вы понимаете, что там ребята такого же возраста как ваши дети?" - кричал им мужчина лет пятидесяти, - "Вы это понимаете?" "Да мы, вполне возможно, ваши соседи! Вы нас будете бить?" - присоединился к нему какой-то парень. С фонтана тем временем неслось "Полиция, будь с народом!"



Полиция в это время действительно шла в люди. Подъехал еще один автобус с ОМОНом. С противоположной стороны площади появился дополнительный отряд. По периметру выстроились кордоны. Через громкоговорители призывали разойтись. "Иначе нам придется применить физическую силу", "это может быть опасно для вашей жизни" - раньше такие предупреждения полицейские не оглашали. Звучало угрожающе и даже как-то зловеще.



Все началось как-то внезапно и вдруг. Сотрудники ОМОНа выстроились в цепочку, цепочка стала раскручиваться спиралью. Я наблюдал этот прием в действии впервые, надо признать, он оказался весьма эффективен. Активисты и случайно попавшие под руку корреспонденты отлетали от этой спирали как от центрифуги. Одним из первых задержали сотрудника какого-то СМИ. "Что вы делаете?" - кричал он, - "я журналист! Отпустите, я журналист!" Не смотря на эти возражения, его унесли за руки и за ноги.



Сотрудники ОМОНа (или как там он сейчас называется) действовали жестко. Волокли по асфальту и снегу. Перебрасывали через бортик фонтана. Жестко задерживали и девушек. Оборонительные позиции у фонтана заняли несколько десятков человек. "Вы нарушаете закон, вас уволят!" - кричал полицейским в мегафон депутат Пономарев, - "журналисты, снимайте!" "Идите и вставайте с нами, не ссыте!" - кричал без мегафона, но во всю силу своих связок не сплотившимся вокруг фонтана активистам бородатый молодой человек в черной шапке. После первых задержаний желающих откликнуться на его призыв не нашлось.



Работники правоохранительных органов постепенно, одного за другим волокли протестующих от фонтана к автобусам. Методично и целенаправленно. Это было похоже на перетаскивание мешков с картошкой. Параллельно, с помощью все той же спирали, очищали площадь от нежелающих принимать водно-снежные процедуры активистов и журналистов. "Да не убегайте вы так от них, просто идите!" - кричала на двух своих спутников хрупкая блондинка. "Сохраняйте достоинство, раз вы родились мужчинами", так и хотелось добавить при виде смелой девушки.



"Пушкинскую" зачистили достаточно быстро. Я снял задержание Удальцова, но как раз в этот момент кто-то из фотографов пыхнул вспышкой так, что снимок получился бракованным. Отвели в полицейский автозак и Навального. Через несколько минут на фонтане стояли лишь несколько человек, которые, разумеется, тоже не смогли справиться с таким натиском.



Кого-то вытеснили в подземный переход. Кого-то - за пределы площади. Но тут полиция допустила просчет. Достаточно большое число активистов все это время находилось за пределами поля битвы. Сначала неорганизованно и неуверенно, а потом все смелее они двинулись на проезжую часть Тверской. Но не в сторону Кремля, а в сторону Белорусского вокзала. Такого подвоха российская правоохранительная система не ожидала и быстро срегировать не сумела.



Сторонники честных выборов тем временем перекрыли движение в сторону области и двинулись по проезжей части, скандируя "Россия - без Путина!" и "Путин - вор!"



Через несколько минут марширующих нагнали автобусы с полицией и для начала вынудили вернуться на тротуар. Потом начались очередные задержания. В этот момент я уже звонил коллегам в эфир и рассказывал, что происходит, поэтому не видел, как крутили руки тем, кто шел во главе колонны. Шествие смогли блокировать уже у Триумфальной. "За что задержали ребят, они что-то скандировали?" - спросил я стоящую рядом со мной молодую пару. "Да нет, ответили они, разве что за то, что давали интервью". Если бы я и мог усомниться в этих словах, то просто не успел бы это сделать. Через несколько секунд к автобусу волокли и парня и девушку, которые только что отвечали на мои вопросы, стоя в полуметре от меня. Каким образом я избежал этой участи - для меня загадка, с журналистами тоже не особо церемонились.



Остальных недовольных вытеснили в метро. Мне удалось прорваться через полицейских, уверив их, что мне через пять минут включаться в прямой эфир. В общем-то, это было правдой. "Что происходит?" - начал расспрашивать меня молодой паренек в черной куртке, уже ставший свидетелем нескольких задержаний. Я объяснил. "Так это интеллигенция!" - воскликнул он, - "с фанатами с Манежки у них бы такое не вышло". "Да, это интеллигенция", - отметил я про себя, как верно случайный прохожий схватил суть происходящего, учитывая, что я не произносил этого слова, - "в этом ее и сила, и слабость одновременно".



Я старался писать все это без эмоций и лишних оценок, хотя эмоции меня переполняли. Не знаю, получилось или нет. Но в заключение от эмоциональной нотки не воздержусь. В этот же вечер свой марш проводили националисты. Мой коллега с "Эха Москвы" Александр Борзенко следил за этой темой и рассказывал о ней в эфире. Во время прямого включения на него напали и избили. Участники этой самой акции, которую он освещал. Я не знаю Александра лично, но желаю ему скорейшего выздоровления. И трусам, пинающим человека толпой, особенно выполняющего свою работу, желаю всяческих благ. В другой жизни. Кстати, колонна националистов на своем пути не встретила никаких полицейских. Догадайтесь, где все они были.
Tags: моя милиция меня бережет, оппозиция на марше
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments